Школьная жизнь Ильюши.

Ильюша уже больше месяца проучился в немецкой школе. Он ходил туда с удовольствием и у него уже появились там первые знакомства. Он рассказывал мне каждый день, что в школе интересного и нового произошло. Один раз он возбуждённо мне поведал, что ему очень тяжело даётся английский язык. Потея и размахивая руками в воздухе он рассказывал:- “Мама, ну как же мне в этом английском разобраться, если я ещё плохо по немецки понимаю и говорю! На этом уроке я не разбираю ничего – ни одного слова!”. Илья выглядел при этом очень умильно, что я наблюдая за ним ласково улыбнулась и прижала его к себе. Видно было, что это его очень расстраивает и занимает. Поглядев ему в глаза я произнесла:- “Ты у меня такой умный мальчик! Ты непременно справишься с этим. По-началу всегда всё тяжело даётся, а потом всё войдёт в свою калею. Всё будет хорошо мой ангелочек!”. И на самом деле, через некоторое время Илья перестал жаловаться по этому поводу и стал приносить домой хорошие отметки по этому предмету. Мой сын был полностью поглащён учёбой и жадно втягивался в общество своих немецких школьных одноклассников.

Школьная жизнь.
Школьная жизнь.

Будни.

Ну а я как-то жила. Мои будни состояли из того, что я отвозила и забирала Илью из школы. В то время, когда он там был я ходила по немецким супермаркетам и старалась разобраться в том, как там всё было устроено. Или я просто сидела дома и ждала того, когда придёт время за Ильёй ехать. Мой муж презжал и уезжал. После школы мы выполняли с Ильёй домашние задания и вместе изучали и вникали в немецкий язык. Мне всё ещё было очень тоскливо. Я до-сих пор чувствовала себя чужой здесь. Половина моих мыслей были заняты Ильёй, а другая ихняя половина была направлена к Матвею, который ещё был в России у бабушки. У меня было очень неспокойно за него на душе и это не давало мне никакого покоя. У меня было ощущение неполноценности, потому что моя семья была разделена. Учебный год в России подходил уже к концу, поэтому надо было как-то во чтобы это не стало перевозить Матвея сюда, в Германию – хочет он этого или нет.

На велосипеде каждый день.
На велосипеде каждый день.

Думы о Матвее.

Матвей на тот момент был подростком в переходном возрасте. Ему той весной исполнилось пятнадцать лет. Он очень противился этому переезду. Я его полностью понимала. У него там дома, в России была своя личная жизнь, со всеми своими юношескими переживаниями, заботами и развлечениями. У него были там хорошие и верные друзья. Свою самую первую девушку он тоже не хотел там покидать. Матвей прекрасно осозновал то, что он поедет в никуда. Что ему здесь, на чужбине придётся всё начинать с круглого нуля. Абсолютно ВСЁ – язык, школа, круг общения и вообще привыкание ко всем и всему. Для его подростковой психики эти все испытания и переживания были очень тяжелы и трагичны. Я это тоже с горестью и болью в душе уразумевала, что ему тяжелее всех нас будет доставаться здесь. Но как-бы это всё было не больно и не печально – у меня не было другого выхода. Я не могла оставить его на постоянное жительство у моей мамы. Кроме того я знала, что мама не справится с воспитанием моего сына. Как все подростки в его возрасте он был ершистым и вольным. Притом ещё в нашем родном городе он был подвержен негативному влиянию со стороны семьи моего бывшего мужа. Я не видела для Матвея там никакого будущего и я не могла допустить того, что он будет там, а мы здесь. Он должен был переехать сюда, потому что здесь была его семья и он принадлежал к ней. Одна мысль преследовала меня всё время:- “Ах, моя любимая роднулька. Как ты там, чем ты занимаешься? Я бы так хотела, чтобы ты здесь снами был и у меня на глазах”. Мы с Бьёрном начали обдумывать и подготавливать план его перелёта в Германию.

Elterngespräch (первая беседа с учителем).

Тем временем у Ильюши дело шло тоже уже к окончанию учебного года. Здесь школьники учаться до середины июля и летние каникулы длятся только шесть недель (по сравнению с тремя месяцами в России – это конечно не так-то много). Илья принёс из школы записку от учительницы, в которой стояло, что я приглашена на беседу с учителем (Elterngespräch) по поводу его учёбы. Для меня это было новое и незнакомое, поэтому по-началу я даже испугалась. Я тревожно и лихорадочно думала:- “Господи, что он там натворил. Он всегда так старался. Почему они меня в школу вызывают?”. Из моего опыта я знала, что если в российской школе приглашают на беседу к учителю или к директору, то это ничего хорошего не предвещало. Там в России проводились только родительские собрания и на них учитель промывал кости всем ученикам из его класса. Про кого-то говорили только хорошее и родители этих учеников сидели гордо и благоухающе, а про кого-то только плохое. Конечно родители этих детей находились там с красной и горящей миной и думали только об одном:- “Вот если я домой приду, то всыплю ему хорошенько!”. Это получалось так, что учителя накручивали и озлобляли родителей против своих детей! Меня это всегда возмущало, что учителя так открыто и прилюдно поливали грязью этих неблагополучных учеников. Я придерживалась всегда такого мнения, что в каждом есть что-то хорошее и если что-то не вкладывается в рамки педагогического воспитания, то это всё можно сказать родителям с глазу на глаз!

Elterngespräch
Elterngespräch

Вообщем я нервно ходила по комнате и размышляла о том, с кем бы мне туда пойти. Я до-сих пор комплексовала по поводу своего языка и произношения. Кроме того я боялась, что я что-то неправильно пойму или вообще ничего не разберу. Свою тревогу я рассказала по телефону находящемуся на монтаже моему мужу. Он попытался меня успокоить и сказал, чтобы я особо-то не расстраивалась, потому что эти беседы проводяться со всеми родителями в конце учебного года. На них обычно говорят об успеваемости ребёнка по различных предметах обучения и о его переходе в следующий класс. Ещё он заверил меня в том, что для моей поддержки в школу со мной пойдёт его старшая дочь. Я выдохнула с облегчением, потому что ей я полностью доверяла.

Ну вот и наступил этот волнительный день. Илья был ещё в продлёнке. Я встретилась с Анной у школы и мы зашли в Ильин класс. Там нас поджидала уже его учительница. Я напряжённо и с громко стучащим сердцем села напротив её. Анна в отличии от меня была очень спокойна и раслабленна. Учительница начала рассказывать нам о том, как мой сын хорошо интегрировался в общество своих ровесников и что он такой старательный и послушный. Потом она показала нам его контрольные заключительные работы, с которыми он тоже отлично справился. Она хвалила его во всём и он успевал по всем предметам. Моё волнение начало по- тихоньку от меня отступать и ликующая радость подходила к моему материнскому сердцу. Анна поставила ей ещё пару вопросов. Такие как, как можно ещё больше улучшить и ускорить его овладение немецким языком или рекомендации на будущие подходящие каникулы. В конце этой беседы учительница сказала:- “Это просто поразительно, как он быстро схватывает немецкий язык. Он только два месяца находиться на обучении в немецкой школе и он достиг уже таких восхитительных результатов. Его успеваемость даже намного лучше,чем у многих учеников из моего класса. Я сама даже не рассчитывала с тем, что он будет переведён в следующий класс. Я думала, что из-за трудности с языком придётся его на второй год оставить, но он удивил нас своим старанием и работоспособностью. Мы с полной уверенностью переводим его во второй класс. Вы можете гордиться им. Так держать дальше- в следующем учебном году!”.

Родительская беседа
Родительская беседа

С ликующей радостью в душе я вылетела, как на крыльях из дверей школы. Мне хотелось Илью как можно скорее или прямо сейчас увидеть и прижать его к себе и расцеловать. Слёзы гордости за него распирали моё сердце. С самого своего рождения он был отважным борцом, когда он синий и бездыханный появился на свет и врачи боролись за его жизнь. Он решительно победил эту борьбу со смертью! Потом, когда мы переезжали в Германию и таксист по пути к Беларусскому Вокзалу нас похитил и начал шантажировать, то он был в тот опасный момент опорой для меня. Илья всё время держался так храбро, мужественно, спокойно и невозмутимо поддерживал меня во всех моих действиях. Он даже не подавал виду этому шантажисту, что он его боится. И сейчас, в этом тоже непростом периоде для него, он показал свой настоящий борцовский характер. Это была только его заслуга! Иногда я спрашивала себя:- “Он ещё такой маленький, а уже такой рассудительный, как взрослый опытный человек. Откуда он берёт эти свои внутренние силы?”. Триумфующе я побежала, не чувствуя под собой ног в продлёнку за ним.

Когда я её достигла и там увидела его, то моему ликованию не было конца. Я обнимала, кружила и целовала его. Я рассказала ему всё, что было на этой беседе сказано. Он должен знать, какой он у меня умничка и огромный молодец!!! Этот первый Elterngespräch я не забуду никогда.

История приезда Матвея.

Я не могла больше ждать. Матвея надо было забирать. Кроме того он наконец-то добровольно дал своё согласие на переезд в Германию. Я очень обрадовалась его решению, что он по своей воле и без принуждения решился на такой важный для него шаг. Он владел уже Российским и Загранпаспортом. Его Шенгенская виза была ещё в течении следущего месяца действительна. Я не могла даже думать об этом, что если бы её срок действия закончился, а он бы до сих пор ещё бы не приехал. Это был бы полнейший кошмар для меня! Вообщем всё, как нам казалось выглядело хорошо и я предвкушала уже радость встречи с Матвеем.

В последний раз, когда Бьёрн в свой короткий отпуск приезжал, то мы договорились о том, что в следующий раз, когда он опять на свою Родину поедет, то он привезёт Матвея из России с собой. Бабушка Матвея должна была отвезти моего старшего сына до Москвы до Аэропорта и там передать его Бьёрну со всеми документами и вещами. Билет на самолёт для него был уже заказан. Я написала Бьёрну доверенность, в которой я ему разрешала, как моему мужу, сопровождать моего сына до окончательного места его пребывания. К этой доверенности я приложила ещё копии всех необходимых документов. Мои дети были не усыновлены моим мужем и они носили другую фамилию, поэтому это доверенное полномочие было очень необходимо. Конечно моя Мама со своей стороны тоже всё подготовила – билеты до Москвы, все табеля успеваемости и характеристики из школы и конечно документы, которые удостоверяли личность Матвея. На мой взгляд всё было в порядке и отлично организованно. В тот момент я даже не могла предположить, как это всё для нас обернётся!

Летящий самолёт на родину.
Летящий самолёт на Родину.

Приключение начинается.

“Ильюша сегодня твой братик приедет. Надо что-то вкусненькое сварить!”- радостно напевая расхаживала я по дому. Мы с нетерпением ожидали его приезда. Вдруг я услышала, как такси подъехало к дому. Мы сияюще выскочили на улицу. Бьёрн вышел из машины… и закрыл за собой её дверь. Я не понимающе заглянула внутрь её, а потом также недоумённо поглядела на моего мужа. Он опустил голову и тихо произнёс:- “Не получилось. Матвей с твоей Мамой как положено и во-время приехали в Аэропорт. Я перенял его и мы пошли на томоженный контроль. Всё шло как по маслу, но потом при досмотре документов таможенники сказали, что в доверенности не хватает штемпеля от натариуса и я не имею право перевозить подростка через границу. Я много раз пытался им всё объяснить и разъеснить, но они меня не слушали. Ты сама знаешь эту всю бюрократию на российской границе! У меня не было выбора! Я оставил там номер моего телефона и договорился со стюардессами, чтобы они за ним приглядели. Вот здесь тоже номера телефонов от них. Тебе надо сейчас обязательно туда позвонить. Они скажут тебе, что надо делать и какие ещё есть способы для его вылета. Вообщем Матвей пока остался там – в Аэропорту. Я ничего не смог сделать – я не родной его отец. Оставайся спокойной, не расстраивайся – мы в любом случае заберём его от туда!”

У меня всё опустилось внутри. Огромный страх за моего сына заволакивал мне глаза. “Ну как это не расстраивайся! Он сидит там ОДИН – в большом Аэропорту! Мой сыночек, мой дитятко…”. Я выхватила телефон из рук Бьёрна и дрожащими руками набрала данный номер. Женский голос на другом конце провода сказал мне, что следующий самолёт в Германию прилетает через два часа. Я должна к назначенному времени подъехать туда и привезти недостающие документы. Потом Матвей будет под ответственность главной стюардессы посажен в самолёт и будет передан в Германии в наши руки. Найти нотариуса здесь в Германии за такое короткое время было просто НЕВОЗМОЖНО! Я собрала все возможные и невозможные документы и заказала такси до Берлина. У меня было не так много времени, потому что до туда надо было тоже ещё целый час ехать.

Taxifahrt.
Taxifahrt.

Езда по мукам.

Я нервно ходила перед GATEем, куда был распределён этот самолёт. Неожиданно мне от туда помахала рукой приятная девушка. Я поняла, что это и есть эта стюардесса. Я подошла к ней и передала ей папку с документами. Она пролистала её и добавила:- “Этого должно быть достаточно для докозательства того, что вы действительно являетесь матерью этого мальчика. Всё будет хорошо, мамочка. Завтра он будет уже здесь. Если что-то всё-таки не так пойдёт, то я позвоню вам. На всякий случай здесь ещё номер телефона начальника томожни московского Аэропорта. Если что-то не получится, то позвоните сразу туда. Рейс завтрешнего самолёта такой-то и он прилетает во столько-то. Билет вашего сына мы перебранировали на этот Рейс. Всего хорошего.”. Я ещё волнующе спросила у неё, как ему там одному в Аэропорту предстоящую ночь провести. Она ответила, что они могут его на это время определить в Гостиницу при Аэропорте. Я облегчённо выдохнула и душевно поблагодарила её за все сделанные хлопоты и заботы. Потом она пропала в коридоре этого GATEа, а я осталась там стоять с каким-то противным чувством в душе, что это ещё не конец нашей истории. С таким-же смешанным и щемящим чувством ехала я обратно домой:- “Мой роднулька, он сидит до-сих пор там один. О, Господи со всеми святыми помоги нам и обереги моего любимого сыночка там!”.

Этой ночью я не могла сомкнуть ни одного глаза. Мои мысли были только с Матвеем. Огромный инстинкт материнства овладевал мной:- “Почему я не птица. Я бы просто расправила свои крылья и полетела бы туда и забрала бы моего птенчика!”. Я ходила из комнаты в комнату и ждала, когда взойдёт солнце.

Как гром среди ясного неба раздался телефонный звонок. Я жадно схватила трубку телефона и услышала там, что ничего не получилось и что таможенники упираются как быки. Трубка выпала из моей руки и я изнеможённо опустилась на пол. Мною овладела полнейшая ПАНИКА. Я не могла больше. Рассудок и последние силы покинули меня. У меня всё закружилось перед глазами. Я ничего и никого с этого момента больше не видела. Огромный страх за моего сына снова сковал все мои мышцы и ощущения. Я ревела и лихорадочно повторяла:- “Дитятко моё, моя кровинушка. Я тебя покинула, я тебя бросила. Я самая плохая мать на свете. ПРОСТИ МЕНЯ!!!”. Я не могла больше действовать и принимать быстрые решения. Мой мозг был полностью отключён.

Panikattacke
Panikattacke

В этот момент подскочил Бьёрн к телефону и подхватил его трубку. Я не понимала и не осозновала о чём он там и с кем он там разговаривал. В конечном итоге он поднял меня с пола, ухватил за плечи и хорошенько встряхнул меня:- “Открой глаза, погляди на меня. Всё будет хорошо. Я заказал уже такси. Ты полетишь сейчас в Москву. Заберёшь от туда Матвея и следующим самолётом вы прилетите обратно. Я обо всём договорился. Твои билеты уже заказаны. Я разговаривал уже с начальником таможни и он сказал, что если ты сегодня не прилетишь, то завтра они передадут Матвея в руки милиции. Соберись и возьми себя в руки! Всё будет хорошо, завтра уже завтра вы будете дома!”. После этой встряски я наконец-то очнулась. Мои мозги опять заработали и силы бушующим энергетическим потоком опять вернулись ко мне. У меня пульсировало в голове:- “Матвеюшка я еду, я лечу к тебе. Какая-же я дура была, просто полная идиотка – надо сразу было так сделать! Надо сразу было туда лететь! Мама приедет и мама не покинет тебя! Я тебя НИКОГДА больше не отпущу от себя!”. Я была очень благодарна Бьёрну, что он в этот решающий момент был рядом со мной. Он поддержал меня своей сильной рукой и вытащил меня из этого очуменного навождения. Он нашёл нужные слова, он не расстерялся и принял быстрые и такие важные в тот момент решения. И что самое главное – он не утерял холодный рассудок. Я не знаю, что из этого всего получилось бы, если в тот трагический момент я была бы одна.

Всё хорошо, что хорошо кончается.

Я снова ехала в такси до Берлина, но в этот раз я была полностью уверена в том, что обратно я приеду уже со своим сыном. Я опять нетерпеливо ждала посадки на самолёт. Я знала и ощущала всеми своими чувствами, что мой сыночек меня там в далёкой Москве очень ждёт. После перелёта я вступила на русскую землю и начала сразу глазами искать его. При заходе в здание Аэропорта я вдалеке увидела белокурую головку:- “Матвеюшка, сыночик мой родной… Наконец-то…”. Он стоял с двумя стюардессами у входа,где проходила высадка пассажиров. Я ринулась в это направление … и наконец-то за долгое время прижала его к себе. Слёзы брызнули из моих глаз. От переполняющих эмоций я ничего не могла сказать. Я только ворошила его белокурые волосы, целовала и прижимала его к себе. Сияющие стюардессы стояли рядом с нами и тоже смахивали выступившие слёзы из глаз. Одна из них промолвила:- “Ну вот видите- всё хорошо, что хорошо кончается! Но нам надо всё-равно поторапливаться. Ваш следующий самолёт стоит уже на посадке. Я вам помогу быстро пройти регистрацию. Не волнуйтесь – он не улетит без вас!”. Я ещё быстро рассчиталась за гостиницу и мы прошли к томоженному контролю. Эта милая девушка сопровождала нас почти до самого самолёта. Перед заходом туда я со всей благодарностью обняла её. От всей души я была признательна за то, что они для нас сделали. Хорошо, что на земле такие добрые люди есть, которые не закрывают глаза на проблемы человека и не оставляют его в беде. По сей день я глубоко благодарна этим душевным и золотым стюардессам!

Glücklich sein.
Glücklich sein.

Мы сидели в самолёте в направлении Германии. От восторга всё уповало во мне:- “Он сидит со мной!!! Этот кошмар теперь окончательно закончился. Мы летим вместе домой!!!”. Да, именно в то мгновение я впервые подумала и явно почувствовала, что там наш новый дом – наша вторая РОДИНА. Там моя семья! И там мы уже что-то обосновали и обустроили и это уже так притягивало нас к себе. Я была очень счастлива, что наша семья была теперь в полном составе и что мои два птенчика наконец-то находятся около меня!

Каникулы!

Мы без проблем и без новых приключений добрались до ДОМА. Там нас нетерпеливо и с огромным волнений поджидали наши любимые домочадцы. Когда мы вступили на двор, то они с облегчением выдохнули и мы все сердечно крепко обнялись. Всё закончилось. Мы вместе, держась за руки это всё пережили и этот страшный сон остался позади нас. Теперь можно начинать полноценную семейную жизнь!

После этого проишествия мы все были очень измотаны и нам потребовалось пару дней на реабилитацию. Отдохнув и отоспавшись мы взялись за подготовку необходимых документов для Матвея, для проживания здесь в Германии ( Anmeldebescheinigung, Ausländerbehörde, Anmeldung beim Schulamt). Эта система нам была уже знакома, поэтому эти хождения по инстанциям мы быстро осуществили. Теперь нам ничто не мешало наслождаться летом, солнцем – каникулами!

Каникулы!
Каникулы!

Мы катались на велосипеде, купались на озере, гуляли по лесу, загорали на солнце и конечно каждый день долго спали. Вообщем мы делали всё, что полагается в это прекрасное время года делать. Всё было замечательно и ничего нет прекраснее, когда твои детки рядом с тобой!