В моём предыдущем рассказе я уже писала о том, что в первые года проживания в Германии я чувствовала себя очень одиноко. И я думаю, что я не одна такая, которая в полной степени испытала это неприятное чувство на первоначальной стадии адоптации в чужой стране. Как мне удалось выбраться из этого замкнутого круга изоляции? Какие пути помогли мне справиться с каждодневным плохим настроением, с угнетающими мыслями и с нестерпимой тоской по Родине? И как преодолевала я это противное ощущение неполноценности и некомпетентности? Обо всём этом хочется мне более подробнее поговорить в этом рассказе.

Ох, хо, хо – как вы там будете?

“Доченька, тебе надо будет там как-то привыкать. Ты едешь на чужбину. Ох, хо, хо – нелегко будет тебе там. Но со временем всё образуется. Тебе надо только запастись крепким терпением.”. Озобоченно говорила мне моя мама перед отъездом в Германию. Ну а я отвечала ей: -” Ну почему ты так думаешь? Я же не одна туда поеду. Мои ребятишки будут со мной и муж тоже под боком. Не расстраивайся мама – ты знаешь меня. Я нигде не пропаду – всё будет хорошо. Не так страшен чёрт, как его мулюют. Как-нибудь прорвёмся и по-тихоньку приживемся там – на новом месте. “

Зарождение новой жизни.
Зарождение новой жизни.

Но какой-то неприятный осадок от этих предостерегательных маминых разговоров всё-равно остался у меня на душе. Я никому не показывала виду, что эти тревожные мысли мне тоже не давали никакого покоя. В те времена перед окончательным отъездом у меня были как-будто розовые очки одеты. Мне хотелось только от туда поскорее вырваться и уехать от этих всех злющих языков. Но вечерами, когда в квартире замирали детские голоса эти мысли снова и снова оккупировали моё сознание. От них кровь начинала холодеть в жилах: – “О Боже не оставь меня, дай мне сил и разума. Я еду в никуда! Что нас там ожидает? Я еду совершенно одна. Я оставляю здесь всю мою жизнь – всё что я с годами наживала; наши обычаи и традиции; мой родной язык. А самое главное, что я покидаю всех моих родных и близких людей. Там на чужбине у меня не будет никого – ни одной близкой души, к которой я могла бы обратиться в трудные времена.” Но эти тревожные раздумья гнала я от себя далеко, далеко. Я не хотела увязать в них, как в трясучем болоте. Я знала, что если я постоянно этим буду забивать свою голову, то это принесёт мне неуверенность в себе. Я поехала на обум: -” Что будет, то будет. Если не повезёт, то приеду обратно. У нас есть где жить!”. Хотя я поехала туда с таким твёрдым настроем, что мы обратно ни в коем случае не вернёмся, но всё-равно как из меры предосторожности я оставила на Родине мою маленькую квартирку. Я впустила туда квартирантов на неопределённое время жительства с той мыслью, чтобы нам где-то можно было приткнуться и дальше жить, если что-то всё-таки там не сложится.

Состояние вакуума.

Дети были в школе и муж на монтаже. В это время я сидела дома одна и глядела на часы в ожидании того, чтобы ехать и забирать моего сына из школы. Мой мир ограничивался на доме, в котором я жила. Это была моя территория. Там за её границами веял уже другой ветер. Всё было чужое, незнакомое и не родное.

Я чувствовала себя очень изолированной ото всего окружающего мира. Моё общение ограничивалось только на разговорах с моими детьми. Но мне этого не хватало! Я была не только мама, но ещё и женщина или просто человек с другими способностями и потребностями. И поэтому я очень желала себе других социальных контактов или нормального человеческого общения с людьми моего возраста. Мне так хотелось на короткое время отвлечься от повседневных проблем и немного расслабиться за бутылкой шампанского в компании хорошей подруги. Непринуждённо и ненавязчиво разболтаться с ней, а потом смеяться до боли в мышцах лица над какой нибудь мелочью… Но этой привилегии я была лишена на долгие года…

Одиночество.
Одиночество.

Я всё больше и больше погружалась в состояние вакуума. Вокруг меня была пустота и я парила и находилась в ней как в состоянии невесомости. Там в России у меня была своя собственная среда, своя история взаимоотношений с сослуживцами или с соседями и налаженные контакты. А здесь, за один момент как-будто всё было отрезано и отсечено до мяса и костей остро наточенным ножом. Да, тогда перед моим отъездом в Германию я полностью недооценивала то, что меня здесь не в родной стране ожидало. Я никогда не думала и не рассчитывала с тем, что я так душевно и психически буду чувствовать себя одиноко. Только тогда я поняла огромное значение своей Родины и неотъемлемую привязанность к ней.

Состояние некомпетентности и невоплощённости.

Я всегда любила общаться и разговаривать с людьми. Ещё мне очень нравилось находиться в центре всеобщего внимания, когда все блики были устремлены только на меня и каждый внимательно слушал то, про что я рассказывала. Из-за нехватки языка нормальное общение здесь было конечно невозможно. Когда я пыталась с кем-то поговорить, то я сразу замечала как у моего собеседника начинало вытягиваться лицо и меняться его выражение. Он пытался разобраться в моём неуверенном лепете. От этого вида у меня пропадало всякое желание на дальнейшее продолжение этого разговора.

Я могла конечно выразить то, что мне требовалась или в чём я нуждалась, но в полной степени излогать свои мысли у меня конечно ещё пока не получалось. Раньше я так любила высказывать своё личное мнение, да ещё со всеми мелкими деталями и умными поводами. Из-за незнания немецкого я почти-что потеряла эту способность. Тут я превращалась в тупого и молчаливого собеседника или в глупую блондинку, которая просто стояла как приложение к этой компании и которая только похихикивала и отводила в сторону глаза.

Это мерзкое ощущение очень угнетало меня и оно всё больше загоняло мою самооценку в далёкий тёмный угол. Иногда слушая разговоры немцов я думала про то, что это не верно и у меня на это есть своё, другое мнение. У меня чесался и горел язык по этому поводу, но как только я хотела открыть рот мой язык проваливался куда-то в глубину моего тела. Доходило уже до того, что я обсуждала эту тему разговора молча сама с собой и про себя. Поэтому в конце концов я начала всё больше склоняться к тому, что я лучше промолчу, пока я буду три часа пытаться объяснить то, что я хотела. А потом в итоге они всё равно меня не поймут.

В такой ситуации я ощущала себя опять очень одинокой и чужой среди своих. Когда вокруг тебя стоят вроде бы знакомые люди, а ты всё-равно одна – отдаленная ото всех. Даже мой родной муж находился в эти минуты далеко от меня. Он был так увлечённо поглащён в разговоры со своими приятелями, что забывал о том, что его молчаливая жена стоит тоже около него.

От этой невысказанности и от того, что я не могла развернуть и в полном объёме выразить свою личность начал у меня формироваться комплекс неполноценности и некомпетентности. Я чувствовала себя никчёмный и пустышной. Часто, стоя перед зеркалом я внушала себе:- “Ты умная и образованная. Не позволяй того, чтобы люди над тобой подсмеивались и подшучивали! Делай что-нибудь, занимайся чем-нибудь! Докажи им, что ты не такая, что ты другая! Добивайся того, чтобы люди принимали тебя в серьёз! “

В себе огонь носить.

Попытки борьбы с одиночеством.

Я начала задумываться над тем, чем бы мне можно было бы полезным заняться. Во первых из-за того, чтобы убить время и из-за того, чтобы доказать всем, что я тоже что-то знаю и умею. Я никогда не любила огород. Там в России мама загоняла меня туда из под палки, потому что она одна не справлялась с этими всеми работами на своём приусадебном участке. А тут у меня появилось желание испробовать свои силы и мои небольшие умения по выращиванию овощей. Муж специально разбил для этого небольшой посадочный участок в нашем огороде. Я накупила семенов. Разбила грядки. На смех всех соседей я попыталась смастерить парник для огурцов (как мама делала). Я очень старалась и проводила всё свое свободное время на этом огородике – за посадками. Но я не взяла во внимание погодные условия этой страны. В общем и в конечном итоге у меня ничего не выросло и не вызрело. Я закинула это дело и сейчас по сей день этим занимается только мой супруг. Мама была права – у меня тяжёлая рука.

Проростание первых ростков.
Проростание первых ростков.

Я не расстроилась по этому поводу, но интерес к приусадебному хозяйству я окончательно потеряла. Самое главное, что я была чем-то занята и у меня не было времени впадать в одинокую дипрессию. Я переключила своё внимание на цветы. И в этот раз у меня всё получилось. Мне очень нравилось пробовать и разводить различные сорта цветов. Я с нетерпением ждала их расцветания, а потом восхищалась ихней красотой и благоуханием. Цветы доставляли мне очень большую радость. И даже все мои знакомые и соседи начали восхищаться результатами моего труда и спрашивали меня по поводу разведения и ухода за каким-либо интересным сортом. Эти небольшие успехи поднимали мою самооценку. Я добилась того, что люди наконец-то обратили на меня своё внимание. Они беседовали со мной как с человеком, который что-то знает и умеет, а не как с русской куклой. Я до сих пор с большим желанием и с удовольствием развожу эти прекрасные создания. Первый шаг к подтверждению личности был сделан.

Люблю цветы!

В люди…

Но со временем мне всё-таки поднадоело сидеть только над цветочными горшками. Мне опять не хватало воздуха в лёгких и территория моей крепости становилась мне опять недостаточна. Мир за её стенами очень манил меня своей неизведанностью. И в один прекрасный момент я получила предложение от биржи труда на посещение языковых курсов. Я сразу с радостью согласилась с этим. Это был шанс вырваться на свободу – в люди. В этих курсах я видела начало начал. После их окончания я имела право начать работать здесь. Они открывали мне дверь в нормальную, самостоятельную жизнь.

Я с удовольствием и увлечённо бегала на эти занятия. Там познакомилась я со своими соотечественниками. От них я получила наконец-то это долгожданное общение. Мы шутили, смеялись и встречались даже после уроков. Там я почувствовала себя опять человеком со своим личным мнением и с чувством юмора. И самое главное, что они меня слушали, понимали и принимали такой какая я есть. В конце дня я возвращалась домой всегда в хорошем настроении. Жизнь была уже не такая серая и одинокая. Она потекла своим чередом. И самое важное, что это моё полнейшее одиночество начало отдаляться от меня в даль большими шагами. Я начала наконец-то чувствовать себя намного увереннее в этой незнакомой стране. Поэтому я до сих пор советую всем не отмахиваться от этих курсов и не говорить, что это всё ерунда. Они мне многое дали и эти уроки немецкой грамматики очень пригодились мне на моём дальнейшем трудовом пути.

Но год пролетел очень быстро. Я с успехом сдала экзамен по получению языкового сертификата. Потом я быстро нашла работу, но про это и как там всё складывалось я расскажу в моём другом рассказе.

Самое большое увлечение.

Sprachkurs сыграл свою роль в моей первоначальной жизни в Германии – он вытолкнул меня из состояния одиночества. И ещё это был стартовый толчок в другую – общественную жизнь. Но он остался за моими плечами. После него в моём багаже сохранился надолго богатейший опыт первых жизненных ощущений здесь.

Но мне хотелось опять и в очередной раз чего-то другого и большего. Я не хотела снова погрязать в будничной рутине. Поэтому опять подперев щеку ладошкой я уже в который раз задумалась о том, что мне раньше нравилось и чем я с удовольствием занималась. Мне вспомнилось то, что ещё в школе, даже с первого и до десятого класса, я ходила в танцевальный кружок. Его руководитель говорил, что у меня есть талант и хотел меня даже в балетную школу определить. Но из этого ничего не получилось, потому что я не хотела уезжать от мамы. У меня в сознании всплывали счастливые ощущения, когда я очень довольная и радостная после танцов возвращалась домой. И потом вечером перед зеркалом перетанцывала все разученные на занятии движения. Один раз наше выступление было даже показано по телевизору. Я очень гордилась этим, потому что я как солистка нашей танцевальной группы стояла всегда впереди и всё внимание было направлено только на меня. На следующий день мои одноклассники говорили мне, кто с восторгом, а кто-то с завистью:- “Мы вчера тебя по телевизору видели. Молодец- неплохо было!”

От этих воспоминаний у меня загорались глаза. На что-то другое у меня просто не лежала душа – такое как например в фитнесстудию ходить или каким-либо видом спорта заниматься. При одной мысли об этом мне становилось скучно и я морщила неприязненно лоб. Раньше, когда ещё мои дети были маленькие, я не находила времени для моего увлечения. Но сейчас, когда они уже подросли я могла опять смело начать заниматься этим. Я подумала:- “А почему бы и нет! Мне всё- равно какой танец – самое главное танцевать!”

Я начала спрашивать у знакомых, с азартом искать, звонить и наводить справки. В конце моих поисков я вышла на танец живота. Для парных танцов мне было необходимо найти партнёра. Мой муж говорил, что он танцует как медведь и поэтому категорически отказывался от этого. Хип – хоп или что-то в этом роде меня абсолютно не интересовал. Поэтому у меня не оставалось другого выбора, как испробовать свои силы в этом экзотическом танце. Он был мне был абсолютно не знаком, но я решительно подумала, что надо попробовать – а может быть и получится и ещё даже понравится.

Мне вспоминается, как я в первый раз пришла на это занятие. Я увидела танцевальный зал и радостное, щемящее, даже в какой-то степени знакомое волнение поднялось опять вверх. У меня было такое ощущение, что я снова нахожусь в моей привычной стихии. Потом ко мне подошли женщины из этой группы. Они вежливо поприветствовали меня. Я была единственная русская среди немок. Но это нисколичко не смутило меня. Они сразу сердечно взяли меня в свой коллектив и круг общения. По прошествии некоторого времени я уже не замечала эту разницу в националитете. И вообще я поняла, что мне надо было привыкать с такой мыслью, что я одна среди других, потому что я была не в России, а здесь в Германии.

Я наблюдала за тем, как женщины плавно и красиво двигаются. Мои первые попытки были похожи на несуразный танец клоуна. Пыхтя и потея думала я:- “Так как они танцуют – я никогда не буду. У них как- будто костей нет. Мне надо будет долгие годы этому учиться!”

Счастливой быть.
Счастливой быть.

Мои танцевальные коллеги терпеливо показывали и разъясняли мне эти сложные движения и мои первые танцевальные шаги в этом жанре танца. Они подбадривали и даже время от времени хвалили меня. Спустя некоторое время у меня стало всё получаться – мои движения из механических превращалась в плавные и тактичные. Я начала слышать, чувствовать и понимать эту восточную музыку. Этот волшебный танец из 1001 ночи всё больше и больше втягивал меня в себя и заколдовывал своей необычной красотой.

По пройдению некоторого времени я с восторгом и с большим удовольствием посещала эти занятия. Я даже из последнего танцевального ряда передвинулась в первый. И женщины стали брать меня с собой на выступления. Этот танец доставляет мне большую радость. Как тогда, в моём далёком детстве я опять начала счастливой возвращаться домой. И кроме того я ещё заметила, что моё здоровье из- за этих пластичных движений намного улучшилось. Я почти-что забыла свои проблемы со спиной.

Это было моё вернейшее решение, что я опять нашла в себе силы и смелость снова заниматься своим любимым хобби. С помощью его я полностью обрела почву под ногами. Оно помогло мне реализовать свою личность и показать свои способности. Я открылась и вылезла из своего улиточного домика. Через моё увлечение я обрела уверенность в общении с немецким обществом. И про моё одиночество я больше не вспоминала. Я была готова широко раскинуть свои руки и всем смело крикнуть:- “Hallo Deutschland. Ich bin Olyana und ich gehöre zu deiner Gesellschaft!”

Потанцуем!

Заключительное размышления.

Одиночество бывает разное. Я была одинока в чужой стране. Мне очень не хватало моей Родины. Я очень нуждалась в поддержке и опоре, которая исходила от моих близких и любимых людей. Если так подумать, то я не была совсем одна – со мной были мои дети и мой любимый муж. Но из-за нехватки языка и ограничения в социальных контактах я чувствовала себя очень ущемленно, отрезанной ото всего мира и закрытой в заключение. На меня смотрели предостережительно, потому что я русская и от туда. Как известно, что у местного немецкого населения есть своё специфическое мнение про русских. Оно осталось ещё с тех времен, когда русские войска стояли в Германии. И меня не хотели понимать и принимать как личность всерьёз. Мне приходилось с большим усердием зарабатывать расположения в обществе, чтобы стать его полноценным членом. Поэтому я была как любящая голубое небо певчая птичка закрытая сама с собой в клетку одиночества.

Hallo Deutschland, ich bin Olyana!
Hallo Deutschland, ich bin Olyana!

Одиночество – это угнетающее состояние и мерзкое ощущение, которое держится мёртвой схваткой и не отпускает из своего внимания ни на одну минуту. Но с ним можно бороться. Надо только не опускать руки, не ставить крест на себе и ни в коем случае не отчаиваться. Надо пытаться убегать от него – чем-то заниматься, начинать что-то новое и развиваться как самостоятельная личность дальше. А самое главное идти в люди и не бояться показывать себя. И тогда мир перекрасится в радужные цвета и жизнь потекёт в нужном направлении.