• О Папе…
  • О снах…
  • О женской дружбе…

О Папе…

Папа, мне бы так хотелось хотя бы одним глазком тебя увидеть и с тобой тихо, ничего не говоря посидеть. Почувствовать твоё присутствие и теплоту твоих рук. Как тогда, когда ты ещё с нами был. И ещё раз услышать от тебя: “Да ничего Оляна, всё будет хорошо, как – нибудь прорвёмся”. Мне тебя так не хватает. Я представляю себе, что ты сидишь на большом, мягком и пушистом облаке и что ты иногда перепрыгиваешь с него на другое облако, чтобы пообщаться с твоими знакомыми. Я даже думаю, что ты умеешь летать. Ты расправляешь свои белоснежные и крепкие крылья и взлетаешь так высоко, где ещё никто не был. Душа без тела и без земного притяжения – это ощущение необъятной лёгкости и свободы. Я надеюсь, что ты там, где-то в небесном государстве нашёл свое спокойствие и умиротворение и что наконец-то ты стал счастлив.

Wolken
Wolken

“Ребятишки, собирайтесь – нам надо успеть ещё к дедушке”. Папа лежал, не вставая уже целый месяц. Врачи неожиданно определили у него рак головного мозга. Я ездила к нему и ставила ему уколы, чтобы немного облегчить его страдания. Он часто жаловался на головную боль, но не хотел идти к врачу. По настоянию моей мамы он прошёл обследование и после него врачи поставили этот страшный диагноз. Эта злокачественная опухоль была уже размером с куриное яйцо, поэтому они отрекомендовали нас и его от этого хирургического вмешательства, обосновав это тем, что это очень опасно и он не выживет после этой операции. Это был шок для нас всех. Запущено и ничего уже нельзя было сделать. Он будет практически доживать свои оставшиеся дни. Я это слушала и понимала, что все говорят, что он долго не протянет, но ещё не осозновала. Я надеялась, что всё обойдётся и что он со временем поправиться. Я никогда не сталкивалась так близко со смертью, как говорится глаза в глаза. По соседству умирали люди – это было конечно грустно, но это меня полностью до глубины души не затрагивало и не задевало – это было как бы не наше горе. Всё говорили и охали про это, спрашивали почему и отчего и потом через неделю жизнь брала свой черёд и особо уже никто не вспоминал про этот случай. Я ещё не знала и не испытала на своей шкуре, если кто-то из близких мне людей умирал.

Eine einsame Bank
Eine einsame Bank

Был ещё один очень странный и до сих пор мне самой не объяснимый случай. Мы тогда подали с моим будущим мужем заявление в ЗАГС о бракосочетании. Этой радостной новостью я поделилась конечно с папой. Он очень порадовался за нас: “Молодец дочка, женитесь – он будет тебе хорошим мужем. Я могу спокойным быть, если ты с ним свою жизнь свяжешь”, оживленно сказал он. В один прекрасный день мы поехали моё свадебное платье покупать. По дороге в салон я заскочила к нему и спросила, что может быть ему что то надо. Он ответил смущённо:” Знаешь Оляна, у меня даже одеть нечего на твою свадьбу. Будет неудобно от людей, если я в старых и зашерканных вещах приду. Это всё таки такое большое событие.” Я сказала: “Это не проблема Папа, мы купим тебе что-нибудь нарядное – ты будешь самым красивым и неотразимым”, он заулыбался в ответ. После этого разговора я и Бьёрн направились к свадебному салону за покупками. Я выбрала себе красивое, красное платье, так как это моё второе замужество было и мне приглянулась одна рубашка:” Она будет очень стоять моему папе и она ему точно понравиться”, подумала я. Когда продавщица её запоковывала, то на меня нашло какое то странное помутнение и в голове пронеслась пугающая меня, взявшееся из ниоткуда и сама по себе мысль:” В этой рубашке он будет лежать в гробу”. Ледяной холод пробежал у меня по всему телу, я провела руками по волосам и подумала: “Что за чушь – это какой-то идиотский бред! Что только в голову не лезет. Враньё и бессмыслица – пошли вон эти подлые мысли!” Бьёрн поглядел на меня и спросил с тревогой:” Оляна, всё хорошо – ты побледнела”. На следующий день папе было назначено прийти к врачу на обследование. У нас даже никому в голову не приходило и мы не могли это себе представить в самом страшнейшем сне, что после этой врачебной проверки ему будет такой ужасающий диагноз поставлен. До свадьбы он не дожил. Эту злаполучную рубаху папа при жизни ни разу не носил. Она была ему одета в его последний путь. Жутко, но какая то неясная сила предсказала мне этот чёрный и скорбительный фрагмент из будущего или папа предчувствовал уже тогда свою смерть и послал меня ему его последнее одеяние покупать. Эта одёжка до сих пор стоит у меня перед глазами. ЖУТКО.

Всё закрутилось очень быстро. Через две недели определения его недомогания папа слёг и больше не встал. Мы сидели у его постели. Он очень похудел и осунулся. Кожа была жёлтая и очень сухая. Я вводила ему обезболивающий препарат и он даже не реагировал на это. Мы с мамой повернули его на другой бок. Было похоже на то, что он уснул. Потом мы прибрались у него в квартире, заварили чай и сидели разговаривали на кухне. Вдруг мы слышим какой-то звук в комнате, где папа лежал. Мы пошли на звук и увидели, что папа в первый раз за долгое время поднялся, сел на край кровати и ЗАГОВОРИЛ: “Дай мне попить и сигарету. Я хочу покурить”. У мамы сразу навернулись слёзы грусти, у меня наоборот слёзы радости: “Вот видишь мама, всё будет хорошо – он пойдёт на поправку” – ликовала я. Мама всхлипывая прошептала: “Доченька, это конец. Ему не долго осталось. Бог перед смертью даёт облегчение и исполняет предсмертные желания”, скрывая от папы свои слёзы и пряча опухшие глаза добавила она.” Нет, это всё ерунда – он выздоровеет” – опровергала я её слова. Папа даже покушал, ещё некоторое время посидел, выкурил сигарету и сказал:” Я устал, посплю немного ” и снова слёг. Я засобиралась домой. Мама сказала, что она ещё с ним останется. С одной стороны у меня было хорошее ощущение, а с другой стороны мамины слова не выходили у меня из головы и какое-то чувство тревоги овладевало мной всё больше и больше.

Betende Hände
Betende Hände

Примерно через час, как я домой приехала, позвонила мама и сказала мне ужасающую новость. После того, как я уехала, папа сильно захрипел и начал бредить. Он звал и разговаривал со своими умершими родственниками и просил их его взять с собой. Мама сказала, что было очень страшно это всё наблюдать. Потом она пережила с ним его последнюю смертную минуту: “Он громко захрипел, выгнулся грудной клеткой вперёд и со свистом выдохнул. Бог забрал его к себе”.

У меня побелело перед глазами. Мир перестал существовать. Я не могла до сих пор поверить в эту ужасную новость от мамы и всё реализовать. Какая – то страшная боль, которую я ещё никогда не испытывала медленно пронизывала меня. Окаменевшие слезы стояли ещё где-то далеко, но я чувствовала как моё сердце наполняется ими до краёв.

Я побежала не чувствуя землю под ногами и не видя никого вокруг меня обратно к нему. Когда я зашла в квартиру, то сразу ощутила, что смерть эта костлявая старуха была здесь. Её удушительный смрад стоял ещё в воздухе – я чувствовала её ледяную холодность каждой клеткой моей клеткой и этот смертельный холод пронизывал меня с головы до ног. Мне даже казалось, что если я протяну руку, то могу ухватиться за её чёрный плащ. И какое-то чувство беспомощности и ничтожности перед ней овладело мной, что когда нибудь я увижу её чёткое, уродливое обличие и когда нибудь я тоже буду безнадёжно перед ней стоять и глядеть в её пронизывающие ледянные глаза. Папу она уже забрала.

Todesengel
Todesengel

Все завертелось как в чёртовом колесе – организация похорон и тому подобное. Я очень смутно вспоминаю о том, что мы делали и куда мы ходили и о чём договаривались – все проплывало передо мной как в тумане, как в каком то другом измерении. Хотя мы всем этим занимались, но полное ощущение того, что папы больше нет у меня пока до сих пор не наступило в полном объёме. Мне казалось, что я крепко уснула и когда я проснусь всё будет хорошо и по старому. Всё появлялось от куда-то – гроб, венки, какие-то люди, которые себя копальщиками могилы называли. Постепенно мир окрашивался в чёрный цвет.

По нашим христианским традициям близкие люди должны были провести последнию ночь перед похоронами с умершим. Гроб с папой стоял посередине комнаты. Он выглядел хорошо, его кожа стала не такая сухая и она даже поблескивала. Он просто спал. Я ходила вокруг него, прислушивалась и трогала его руки. Мне казалось, что он дышит, но только очень тихо и незаметно и что он вот вот откроет свои глаза и скажет: “В чём дело, почему я лежу в этом ящике. Я только немного приболел и уснул”. Этот момент я ни в коем случае не хотела пропустить и быть с ним, если он придёт в себя. Мне до сих пор не верилось, что это всё произошло. Мне хотелось всё вернуть как было раньше.

Brennende Kerze
Brennende Kerze

Мама взяла меня за руку и сказала: “Нам надо сейчас помолиться за успокоение его души – это важно для него”. Строфы из библии читала я как стихотворение из школьного учебника: “Мы делаем всё зря. Вот увидите он выберется из этой ямы, он сильный ” – эта мысль пульсировала у меня в голове. После моления мы ушли на кухню. Я сидела молча, глядя в потолок. Вдруг я чётко услышала шаги в соседней комнате. “Он встал – наконец-то он проснулся от своего болезненного сна! Я сразу это знала! ” – Забежала в комнату, а он лежит. “Я тоже слышу его шаги доченька. Его душа здесь. Она будет с нами до сорочин находиться. Бог даёт ему возможность со всеми попрощаться. И за это время он должен определить его душу, чтобы она не блуждала. Это хуже всего, если его душа застрянет без божьего определения между небом и землёй. Тогда твой папа будет страдать и нам покоя не давать. Поэтому очень важно после сорокового дня отпустить его из наших мыслей и не так сильно убиваться и плакать по нему, а то он не сможет уйти, если он столько людей своим уходом несчастными сделал. Он останется в наших сердцах и в наших воспоминаниях. Он будет нас там ждать, если наше время придёт. Когда нибудь мы увидимся с ним. Всё лежит в руках божьих. Сейчас приляг и успокойся. Завтра будет тяжёлый день”. Целую ночь я не сомкнула ни один глаз. Я прислушивалась к его шагам – они были то быстрые и лёгкие, как будто мышка пробегала, то тяжёлые и громкие, но всегда вокруг гроба. Как будто он разглядывал своё безжизненное тело, лежащее там и тоже не мог поверить в то почему это так. Я беззвучно подкрадывалась к косяку двери и одним глазком заглядывала в комнату в надежде увидеть его сверкающую душу (так она мне представлялась), но только я приближалась к двери, то шаги сразу прекращались. Я пробовала с ним разговаривать и тихонько звала его и умоляла, чтобы он закончил этот кошмарный сон, что завтра никаких похорон не будет и мы пойдём в магазин, купим что нибудь вкусненького и хорошо проведём время. Но он почему-то не отвечал. В один момент шаги прекратились и всё стало угнетающе тихо. Я поглядела в окно и увидела посветлевшие верхушки сосен.

Мама проснулась и всхлопнула руками: “Доченька, ещё не поздно. Сходи ка на огород и принеси цветов. У меня вчера это из головы вылетело. Закрутилась и голова тоже сейчас не на месте стоит. Ты молодая, быстро сбегаешь”. Я сразу собралась и пошла. Всё время по дороге на огород у меня было такое ощущение, что папа со мной. Он не шёл, а летел около меня и я разговаривала с ним не ртом, а моим сердцем. На обратном пути как назло у автобусов был обеденный перерыв и я боялась, что я поздно приду. Я отчётливо почувствовала, как папа тоже не спокойный стал и как он меня подгонял. Его слова появлялись сами по себе в моих мыслях: “Иди пешком, а то мы опоздаем. Там люди собираются и они спрашивают уже про тебя. Я то там, а ты нет”. Удивительно, но я могла с ним комуницировать только по другому. Я слышала и чувствовала его присутствие. Он мне даже сказал, что наплевать на эти цветы – самое главное, что мы там. Он никогда не любил цветы. То есть у нас было какое-то соединение, которое я тогда не могла осознать. И это для меня было абсолютно нормально и меня это нисколечко не пугало, что папа был со мной.

Когда я приближалась к его дому, то увидела всех моих родственников и ещё кого-то, кого я не знала. И действительно некоторые уже спрашивали, куда я запропастилась. Как только я подошла к людям, то папа куда-то от меня исчез. Это то, состоящее из него , что вокруг меня было – покинуло меня и у меня внутри опять всё похолодело, наполнилось печалью и я почувствовала себя одиноко без него. Ах, папа не оставляй меня, с тобой было так тепло. Мне нужна твоя поддержка и опора. Я была благодарна маме, что она неосознанно предоставила мне такую возможность эти последние часы до его захоронения провести с ним. Что-то огромное, распахнув свою кровожадную пасть приближалась на меня.

Папу занесли в церковь на отпевание. Он всегда был аттеистом, но пять лет до своего ухода он самостоятельно и осознанно пришёл в церковь на крещение: “Я убедился, что какая-то небесная сила есть. Я хочу быть под божьим крылом” – делился он мне. Я была его любимая, как говорится папина дочка и мы были тесно душевно и по характеру связаны. Мы просто понимали друг -друга с полу слова: “Ты такая же как твой отец – на лицо и по характеру “, часто повторяла мама. Я могла ему все мои потайные секреты и переживания рассказывать, не боясь, что он меня побранит за что-то неправильное или поябедничает на меня маме, чтобы она какие-то благорассудные меры приняла.С ней было по другому(и это тоже было правильно) – мама беседовала со мной с воспитательской точки зрения и часто ругала меня, если что-то не совпадало с её программой воспитания. Папа просто терпеливо слушал и всегда находил нужные и правильные слова. Он пытался эту же ситуацию по- другому разъеснить – не так как в книге по педагогике написано было , а по законам жизни и разговаривал со мной так, как будто он мой ровесник был. Мне было достаточно от него только одну фразу услышать: “Дочка это так не идёт” и я сразу понимала, что в этот раз я переборщила. Я сколько раз слышала, как он говорил маме: “Оставь её, ты что не видишь, что с ней происходит. Ты делаешь ей ещё больнее. Всё наладиться – она разберётся сама, дай ей только время”. Я ему полностью доверяла. Он был для меня намного больше, чем только отец. Ему, только ему я могла рассказать все мои радости и горести. Он делил со мной свою последнию копейку, когда у меня затруднения были. Он мог мне свою последнию рубашку отдать, хотя он тоже не богатым был. Он баловал меня подарками – у меня всегда были самые красивые куклы, которых ещё ни у кого не было. Он был первым, кто подарил мне настоящие французские духи. “Моя красавица и умница” – часто слышала я от него. Я всегда знала, что бы только не случилось – он всегда придёт и поддержит меня. Я его никогда не благодарила за его огромную помощь и самоотдачу нам, за то, что он просто рядом был и за то, что он так ненавязчиво, но верно сопровождал меня на моём жизненном пути. Для меня это было так, как должно и быть. Осознание его огромной важности в моей жизни дошло до меня после его кончины и эта нестерпимая боль и горесть, смешанная со слезами вины и неутешиммости, что он при жизни не услышал от меня этих нужных ему слов благодарности мучительно душила меня. Было уже поздно и я не успела ему это сказать и сейчас он лежит в этом проклятом ящике: “Папа ещё не поздно – просыпайся, я умоляю тебя. Мы возьмёмся за руки и уйдём от сюда! Мне надо тебе так много несказанных слов сказать. Я тебя очень люблю и как я буду теперь без тебя – не оставляй меня. ТЫ МНЕ ОЧЕНЬ НУЖЕН. ” Я до сих пор не верила…

Ortodoxische Kirche
Ortodoxische Kirche

Церемония отпевания началась. Я стояла рядом с ним. Он лежал там с закрытыми глазами и со скрещенными на груди руками. Я хотела взять его руки в мои, но Батюшка мне этого не разрешил, сказав, что в этот момент надо его в покое оставить. До меня донеслось молитвенное понение по усопшему и я вдохнула запах углей от коптящего кадила. Вдруг я снова почувствовала каждой клеткой моего тела, что папа снова здесь – он опять со мной. Он не лежит – там лежит только его тело, а стоит – я отчётливо ощущала его присутствие. С этого момента на меня ужасающей, громадной силой обрушилось осознание того, что его больше нет. ЕГО БОЛЬШЕ НЕТ!!! И никогда не будет. ЕГО НЕВОЗМОЖНО ВЕРНУТЬ НАЗАД – ОН УМЕР. Окаменевшие слёзы, стоящие где-то в глубине сердца хлынули из меня бушующим и бешенным потоком. С этого момента я не видела больше никого – только пение, церковный купол с каким-то очень ярким светом там в высоте и иконы. Я стояла в этом свету, он поглащал всё моё существо и мою душу и я чувствовала это различие между мной и папой – я ещё в мире живых, а папа готовится уйти в мир мёртвых. Мы предвстали перед богом и оба неутешимо плакали, рыдали и молились. Иногда он улетал к этому светящемуся куполу, потом возвращался обратно. У меня было такое чувство, что я передаю его в божье распоряжение. Сильная скорбь проходила разрядами молнии через меня. Печаль, скорбь, неописуемая душевная боль, чувство вины и осознание его невозвратимости захлынывали меня с головой как огромная волна цунами. От этой горести его потери меня трясло, скручивало и ломало. Я громко, жадно и горячо повторяла все моления и пения. Падала на колени в прошении райской, загробной жизни для моего папочки. В один момент я почувствовала, как кто-то подхватил меня под локоть. Я повернула свои красные, опухшие и залитые слезами и горестью глаза и смутно увидела мою маму. ” Тшш, моя хорошая – всё уже почти что закончилось. Тшш, успокойся немного – ты вот вот не упала, ладно я успела подойти. Ему будет там хорошо. Он никуда не пропал, только он там, а мы ещё здесь” и она поцеловала меня в лоб. Этот поцелуй вернул меня обратно – я увидела окружающих меня людей, но папиной души около меня уже не было. Я повернулась в сторону гроба и увидела внутри его бездыханное тело, но теперь я была полностью убеждена в том, что его душа отделилась от этого земного обличия и находиться на пути к чему-то светлому, на пути встречи с Иисусом Христом. После этой церемонии в моём мозгу выбилось кровяной татуировкой, что папа действительно навсегда ушёл от нас и он больше никогда, никогда не вернётся.

По дороге на кладбище, к его будущей могиле я ни с кем не разговаривала – только мама, которая меня до сих пор поддерживала, не отходила от меня. Одна тяжёлая и мучительная мысль не покидала меня всё время: “Как это так – он был, жил, ходил, говорил, сколько я себя помню он всегда был рядом. А сейчас он просто растворился во вселенной – его нет и никогда больше не будет. Я его никогда больше не увижу и никогда больше не услышу его голос и не почувствую теплоту его рук. Я никогда не смогу поглядеть ему в глаза. НИКОГДА. КАК ЭТО ТАК?”

Engel
Engel

После его захоронения я вернулась домой и без чувств упала на кровать. Всю ночь мне снился он. Он сидел в моих ногах на краю кровати со скрещёнными ногами и подперев подбородок ладонью (как всегда). Папа глядел на меня ничего не говоря. Его глаза излучали доброту и спокойствие. Как будто хотел он сказать: ” Ничего страшного – смерть это не так страшно и ужасно. Это просто переход в другое изменение. Я всё равно с тобой. Ты очень устала, поэтому успокойся и набирайся сил – они тебе пригодятся. Тебя ещё многое ожидает в твоей жизни. Отдыхай, спи доченька, а я погляжу за тобой”. Этот сон был настолько ясным и реальным, что когда я проснулась сразу поглядела на край кровати в надежде, что он ещё там, потрогала рукой то место, где он сидел с полной уверенностью в то, что оно сохранило его тепло, но… Время от времени он посещал меня в моих снах. С годами он приходил всё реже и реже. Мама сказала, что он уже там определился и нашёл своё место. Я вижу его иногда красивым и здоровым – это означает, что у него там всё хорошо, а иногда худым и грязным – это значит, что надо в церковь сходить и помолиться за его душу. До сих пор мысленно я разговариваю с ним и делюсь с ним моими самыми потайными мыслями. Прошу у него совета, помощи и защиты, если что-то не так. Я уверена, что он меня слышит, видит, оберегает, защищает и наблюдает за моей жизнью со своего пушистого и удобного облака и ждёт… Мы обязательно когда нибудь увидимся МОЙ ПАПА.

ПУСТЬ ЗЕМЛЯ БУДЕТ ТЕБЕ ПУХОМ МОЙ САМЫЙ РОДНОЙ, ДОРОГОЙ И ЛЮБИМЫЙ ЧЕЛОВЕК.

СВЕТЛАЯ ПАМЯТЬ ТЕБЕ …

АМИНЬ.

О снах…

У меня было всегда особое отношение к моим снам. Некоторые пугали меня и я просыпалась посреди ночи в холодном поту. Моя мама про такой кошмарный сон говорила, что не надо задумываться о нем и сразу провести рукой по волосам при этом произнося: “Куда ночь, туда и сон” и спокойно, не думая о плохом засыпать дальше. Иногда снятся мне приятные, как говорится, сладкие сны, из-за которых не хочется просыпаться и о котором я вспоминала с тёплым трепетом в душе весь последующий день. Именно из-за таких сладких видений я машинально выключала будильник и просыпала на работу. Ничего не означающие и мимолетные сны быстро забывались и выветривались из головы. Но бывали ещё такие ночные сновидения, которые оставляли в моей памяти незабываемые и весомые следы. Такие сны называют вещими или ясновидящими. Они врезается в подсознание и пробуждают неотвратимое предчувствие того, что Что-то должно произойти. После таких предвещающих или остерегающих снов я чувствовала себя как птица пойманная в клетку. У меня было такое ощущение, что не в моих силах уже что-то предотвратить – Это неизбежно надвигается на меня. Я в безнадёжности, как заключенная птица, летала и билась в клетке в ожидании того, что мне снилось. Это всё подтолкнуло меня к полной уверенности того, что действительно Что-то есть, которое намного могущественнее, сильнее и мудрее нас. Я начала верить в бога и особенно в моего ангела хранителя. Время от времени я разговариваю с ним и в особо опасных ситуациях я чувствую его большие и крепкие крылья на моих плечах. Я молю его также о защите моих близких и родных людей, если с ними что-то нехорошее происходит. У меня даже есть коллекция из фигур ангелочков, которые я привозила из наших путешествий и поездок. Каждый ангел из моего собрания имеет свою личную историю и они все очень дороги мне.

В этом рассказе мне хочется поделиться некоторыми из таких моих снов, которые сыграли в моей судьбе роковую и решающую роль. Хотите верьте или нет, но я ничего не придумала. Я приглашаю вас в моё необыкновенное царство Морфея.

Träumen.
Träumen.

Исцеляющий сон.

Как-то я сильно приболела. Я лежала три дня в полузабвенном состоянии в кровати. У меня были боли во всём теле, большая слабость и высокая температура, которая скашивала меня с ног. Я все время спала и очухивалась на короткие моменты только от того, что невыносимая жажда душила меня и для принятия необходимых таблеток. Один раз в таком больном забытье снится мне сон. Я стою на лесенке, где-то под куполом в заброшенной старой церкви. Рядом со мной стоит мой папа, который уже не был со мной на этом свете. Тёмные и обшерканные стены церкви окружали нас. Из каждого угла свисали пыльные паутины. Под куполом церкви летало и каркало чёрное вороньё. Мы были там совершенно одни. Мы опирались руками на перила, глядели сверху на старые иконы, висящие на стенах и мирно наклоня головы друг к другу беседовали. До сих пор помню я об ощущении какой-то лёгкости, благодати в сердце и душевной теплоты от этого разговора. Я не была больше больна и мне было так хорошо там! Я чувствовала заботливое и оберегательное присутствие моего папы. Он был наконец-то снова со мной. Во время разговора я прислонялась к его плечу и ощущала его божественное свечение, которое проходило через меня. Я чувствовала себя с ним очень счастливой и избавленной от всех земных проблем и переживаний! В один момент, во время нашего общения, я прошептала ему: “Папа мне так хорошо с тобой – возьми меня с собой”. Он ничего не ответив, внезапно с огромной скоростью побежал от меня прочь. Я за ним, крича ему в след: “Постой, остановись, не так быстро. Я хочу к тебе!”, повторяла я много раз. А он не бежал – он летел вниз по этой извилистой лесенке. Мне казалось, что я вот вот ухвачусь за его рубашку, но я споткнулась и упала на ступеньке. Он добежал до высоких серебряных, украшенных каким-то орнаментом ворот церкви и вдруг они отворились и яркий, белый свет, находящийся за ними ослепил меня. Папа скрылся за этими вратами. Сидя на ступеньке лесенки я заметила, что они были ещё полуоткрытыми. Большим прыжком я подскочила к этим заветным воротам, но они внезапно с большим грохотом, ударя меня по носу захлопнулись. Я видела только, как яркое свечение исчезало с закрытием этих ворот. Я осталась стоять перед ними, глядя вверх в надежде, что они опять распахнуться и я смогу туда войти к моему любимому папе. На этом закончился мой сон и я проснулась. Я сразу почувствовала себя лучше и пошла на поправку. С ужасом я осознала то, что я стояла перед вратами в мир усопших. Моё время ещё не пришло. Бог оставил меня ещё в мире живых. Я получила во сне нереальную возможность повидаться с моим ушедшим за эти ворота папой. Он вылечил меня своим исцеляющим теплом, которое исходило от него. Это просто поразительно, что в этом вещем сне бог показал мне границу между двумя мирами и на которой я уже стояла. После этого видения я могу себе чётко представить, что видят люди, находящиеся в коме. Они наверное ходят вдоль этой границы туда и сюда. На другой стороне стоят ихние умершие родственники, а на стороне живых стоят они, лежащие в коме. Они не могут ещё перейти за эту черту в другой мир, но в земном мире они тоже пока не имеют права дальше передвигаться. То есть эти больные люди застревают между двумя измерениями. Даже как-то страшно об этом думать, но это действительно так. Поразительно и необъяснимо!!!

Klarträume.
Klarträume.

Предостерегающий сон.

После написания рассказа о внезапном уходе папы из жизни, который находится в самом верху этой страницы, у меня было на душе как-то неспокойно. У меня было непокидающее ощущение того, что я потревожила его память. Его уже более десяти лет нет с нами. Все эти годы мне было очень тяжело вспоминать и рассказывать о его смерти, поэтому я старалась избегать разговоров и вопросов о его кончине. Боль и горесть его утраты оставили глубокие раны в моем сердце. В один момент я почувствовала, что я не могу больше об этом молчать. Тяжёлые воспоминания и пережитые эмоции выплеснулись из меня с изложением этого рассказа. Мысленно я разговаривала с ним и извенялась перед ним за это. Как-то после этого снится мне один сон. Я вижу, что мы (папа и я) сидим на диване в комнате гостиницы. На дворе было лето. В раскрытое окно светило ласковое, южное солнце и белые зановески раскачивались на ветру. Он поведал мне, что нисколько не сердится на меня за эту откровенную исповедь и что она помогла мне найти спокойствие и утешение по нему в моей душе. Мы продолжали непринуждённо беседовать и вдруг он показывает рукой на окно и говорит: “Смотри и будь осторожна”. Я удивлённо поглядела в ту сторону, куда была направлена его рука и увидела, как различные рыбы плавно и медленно заплывали через окно в нашу комнату. Они были большими и маленькими. Не вставая с дивана мы с большим интересом разглядывали мимо нас проплывающих дельфинов, китов и маленьких цветных рыбешек. Мы вдвоём были очень удивлены этому зрелищу. На этом мой сон, к большому сожалению, оборвался. Проснувшись, я подумала: “Да, рыбы снятся к чему – то не хорошему. Как моя мама предупреждала по этому поводу, что ты где-то обрыбишься”. В этот же день началась череда небольших, но противных неприятностей. Я потеряла не ожидая этого мой рабочий ключ. Потом я его всё-таки нашла, обыскав и перевернув при этом весь дом. Это доставило мне немало переживаний. На следующий день я поругалась со своим сыном. Через пару дней мы снова помирились, но это стоило мне потерей многих нервных клеток. Потом вдобавок, как будто ещё мало было, на работе случились некоторые нестыковки с коллегами. “Уф – чёрная полоса” – печально думала я. Вспоминая об этом сновидении я пересчитывала мысленно этих злосчастных рыб и сравнивала их по величине с моими проблемами – сколько ещё осталось. Со временем всё нормализовалось и с окончанием рыб закончились мои неприятности. Заботливое отцовское сердце не перестаёт расстраиваться за свою дочь. Хотя его сердце перестало уже биться, но он продолжает меня от туда из своего мира оберегать и защищать. Этим сном папа дал мне понять, что он до сих пор со мной и видит всё, что со мной происходит и знает моё будущее до последних дней. Он послал с небес этот предупредительный знак и подготовил меня этим к надвигающимся проблемам. Или я всё таки понесла наказание за то, что я потревожила его там в мире мёртвых ???

Ещё одно предупредительное видение пережила я в сонном забвении.

Я сидела под огромным чугунным колоколом – совсем одна и в кромешной пугающей темноте. Мне было очень холодно и страшно. Я ревела, кричала изо всех сил, звала о помощи, но никто не слышал меня. Вдруг кто-то снаружи начал сильно стучать по колоколу. Оглушающий громкий звон закладывал мои уши и ужасающим отзвуком отдавался в голове. Я обхватывала голову руками, сжималась всем телом в комок и снова из последних сил кричала, в надежде, что меня услышат и высвободят из этого заключения. Но никто не подошёл и не поднял этот тяжёлый колокол. В слезах и дрожа всем телом от страха я так и осталась там сидеть. От этого сна я очнулась с огромнейшим чувством тревоги. Я повернулась к иконам и начала молиться. Я спрашивала у Бога: “Что означает этот сон? Какие чёрные тучи сгущаются над моей головой? Почему я там совершенно одна и никто не пришёл ко мне на помощь?”. Я вымаливала у него смягчения удара от этой ещё неизвестной надвигающейся на меня лавины неприятностей. Через некоторое время закрутилось чёртово колесо. У меня начались серьёзные проблемы с детьми. Всё поблёкло и потемнело и я как в моём сне, осталась совершенно одна. На мои плечи легло тяжёлое бремя непонимания и отчуждения со всех сторон. В моих руках был дерновый узел, состоящий из обид и обвинений, который мне надо было как – то без всякой другой помощи развязать. Я была заключена между двух огней и пыталась всеми силами потушить этот бушующий пожар страстей. Но со временем всё улеглось. Мир, взаимопонимание, уважение и любовь нашли своё заслуженное место в нашем семейном Царстве-государстве.

Welt der Träume.
Welt der Träume.

В тысячный раз спрашивала я себя, потому что это никак не хотело умещатся в моей голове: ” Какие неземные силы посылают эту, мистическую информацию о том, что нас ожидает. Как это так??? И ещё в такой ясной и точной форме, которая предупреждает об опасности? Это просто необъяснимо!!!”

Вещий сон, показавший мне моего суженного.

Я не думала и не гадала. Я уже смирилась с тем, что я одна. “Добрые уже все разобраны, а за плохого я не хочу”, думала окончательно я. В одну прекрасную ночь снится мне самолёт. Я вижу ясно и чётко, как там в салоне самолёта всё устроено, хотя я до этого ни разу не летала на этом транспорте передвижения. Я не могла даже в самом фантастическом сне себе представить, как там это всё выглядит и функционирует. Я ощущала только мои глаза, которые глядели на всё это со стороны. Мне видится, что там на одном сиденье сидит мужчина. Я разглядывала его обличие до мельчайших подробностей – волосы, глаза, нос и как он сложен. Этот сон был настолько ясным и чистым, что когда я проснулась, то его облик достоверно запечатлелся в моей памяти. По прошествии некоторого времени и по стечению обстоятельств мы встретились. При первом блике на него, меня осветило осознание того, что он мне уже знаком и я узнала его из моей грёзы. Через короткое время я была полностью уверена в том, что он моя судьба и с этим мужчиной я проведу остаток жизни. По прошествии многих лет мы до сих пор счастливы вместе. Никакое количество прожитых годов не стерёт из моей памяти это вещее и роковое сновидение!

Говорят, что у каждого своя судьба. Что на веку написано – того не избежать и не объехать. Моя судьба прилетела ко мне на самолёте из тридевятого государства. Я увидела её именно в тот месяц, когда немецкие рабочие приехали в наш маленький городок. Когда я моего будущего мужа в первый раз встретила, то я понятия не имела, что он немец и что он работает на той военной базе, где я жила. Кто-то сверху и какое-то седьмое чувство подсказало мне, что это действительно Он, кого я так долго ждала и Он предназначен мне судьбой. Я могу только руками от удивления развести. Нормальным, земным умом этого не понять! Ошеломляюще!!!

Wahrträume
Wahrträume

Сны – это что-то магическое и завлекающее. Откуда они появляются и кто пишет сценарий для этого ночного кино? Мы закрываем глаза и проваливаемся в другой несуществующий мир. На основе моих видений, частенько задумывалась я о том, что судьба человека кем-то во вселенной или неземными священными силами запрограмирована. Этот Кто-то иногда позволяет в так называемом вещем сне поглядеть через скважину замочного замка на грядущее будущее. Мы идём туда и совершаем то, что в нашей книге жизни написано. У каждого свой жизненный путь. Кто-то рождается счастливчиком. У него с лёгкостью без особых усилий всё получается и складывается. Другому наоборот, чтобы что-нибудь достичь, надо вдвойне больше для этого приложить усилий и работать до захода солнца.

Учёные говорят, что сон – это переработка информации, полученной нами за день. С одной стороны я согласна с этим изречением. Когда мы засыпаем, то наше подсознание функционирует дальше. Наш прожитой день в какой-то степени находит своё продолжение во сне. Мы куда-то бежим, суетимся и пытаемся то, что мы не успели в активном состоянии сделать, довести до конца во сне. Это мне знакомо. Но с другой стороны, как бы я не пыталась копаться в моих знаниях и в моих пережитых жизненных этапах, я не нахожу объяснения тому, что иногда мне снятся места, где я никогда не бывала или люди, которые мне раньше были незнакомы или события, которые через некоторое время воплощаются в жизни. Недаром существуют и существовали раньше всем известные предсказатели и пророки, которые владели таким даром погружаться в особенное полузабвенное состояние и предсказывать будущее. Я полностью уверена в том, что существует другой нам людям не изведанный и невидимый мир. И эта другая вселенная время от времени комуницирует с нами. Она неразрывно связана с нами и она окружает нас, оберегает и защищает своей аурой.

Süße Träume.
Süße Träume.

О женской дружбе …

Я осталась одна, совсем одна – как женщина, и как личность. Я стояла у разбитого корыта и не знала, как мне дальше строить свою жизнь. Всё перепуталось в моей голове. Ценности жизни, в которые я безпредельно верила, потеряли свой смысл. Я не различала границу между важным и пустяшным ;родным и враждебным. В мои 28 лет я ощущала себя очень усталой от жизни, выжатой до последней капли, разочарованной и озлобленной на всё и на всех. За моими плечами лежало длительное, мучительное и сумасшедшее расставание и в конечном итоге развод с моим мужем. На моих руках остались двое маленьких детей. Старшему было на тот момент шесть лет и младшему только три месяца. Я очень любила моих мальчиков, но я не могла им полноценно дарить свою материнскую любовь. Трудности и борьба за выживание оккупировывали мои мысли и окрашивали моё настроение негативными эмоциями. Иногда, не завися от меня эта злоба и недовольство выливались на моих детей. Об этом я сейчас очень жалею и о том, что это время нельзя вернуть назад. Я бы всё сделала по другому, но… В самые чёрные минуты я отчаянно думала о том, что всё бросить и убежать куда – нибудь в неизвестном направлении, спрятаться ото всех. Настолько тяжёлым и невыносимым было это бремя, которое чугунным весом легло на мои неокрепшие плечи. До сих пор ледяной холодок пробегает у меня по спине и глаза наполняются слезами, если я вспоминаю об этом непростом периоде в моей жизни.

У нас не было средств к существованию. Я находилась ещё в декретном отпуске. Деньги, которые я получала от государства, не хватало нам даже на самые необходимые расходы. Алиментов на детей я тоже не плучала. Мысли о том, чем сегодня накормить детей были моими ежеминутными спутниками. Эта ежедневная борьба за выживание сводила меня с ума и втягивала в непробудную дипрессию. Впервые я узнала, что такое настоящий голод. Когда на ужин накормив досыта детей,сама шла я с урчащим и сосущим желудком в постель:- “Самое главное, что дети сыты, а я перебьюсь как – нибудь”. Единственная помощь и опора поступала от моих родителей. Мама делила с нами свою маленькую зарплату. Приносила нам сумки полные продуктов. Каждый день спрашивала меня: “Кушала ты сегодня?”. Папа не владел многим, но всё – равно пытался нам помочь всем, что было в его силах. Я не видела никакого просветления в моей жизни. От этой сложившейся ситуации я ощущала себя сидящей как на электрическом стуле. Сильные разряды тока проходили по моему телу и достигали уже голову. От него в голове становилось горячо и она начинала дымиться. Моё психическое состояние давало серьёзные сбои. Я крепилась всеми силами и пыталась это не показывать детям. Но когда – нибудь даже железные нервы рвутся, поэтому мне как глоток свежего воздуха нужна была разрядка.

Неожиданно в моей жизни появилась Она. Её звали Таня. Она была другая – уровновешанная, интеллигентная, сочувственная и понимающая. В Тане было то, чего мне не хватало. Она излучала спокойствие и мудрость. Моя исплаковшаеся душа тянулась. к ней, как к теплому солнцу. Таня была для меня, как зелёный остров в бушующем океане. . Она была мне уже знакома через моего бывшего мужа. По с течению обстоятельств мы сблизились с ней снова, но уже как подруги. Таня приходила к нам в гости, заботливо обращалась с мальчиками, помогала по хозяйству и ненавязчиво пыталась воздействовать в разрешении повседневных проблем. Она могла умно оценивать ситуацию и давать рассудительные советы. Я была в восторге от того, что у меня наконец-то появилась такая душевная и замечательная подруга. Я рассказывала ей всё, поведывала ей мои самые сокровенные секреты и переживания. Незаметно для меня Таня стала неотъемлемой и необходимой частью моей жизни. Я была ослеплена ей и доверяла ей как самой себе. Я не допускала ни одного плохого слова до неё. Отмахивалась от всех предостережений моей мамы: “Смотри, особо-то не доверяй ей. Знаешь эти подруги – то какими бывают. Доверяй, но проверяй. Может ещё так всё повернётся, что своим глазам не поверишь”. Я ухмылялась только на это: “Не, мама – она не такая. Я в ней на сто процентов уверена. Я никогда и ни при каких обстоятельствам не могла себе представить, что Таня могла бы мне какую – нибудь подлость подложить или предать меня. Нет, этого никогда не случится – она действительно та подруга, о которой я долго мечтала. О такой крепкой женской дружбе я читала только в книгах. Сейчас у меня тоже с Таней такая настоящая дружба. Я была полностью убеждена в правоте моего мнения.

Дни и месяцы пролетали быстро. Мои будничные тревоги и заботы в компании с ней казались мне не такими тяжёлыми и угнетающими. Мы проводили выходные вместе, много смеялись, пару раз даже на дискотеку ходили. Мы вели настоящие женские разговоры – про моду и шмотки; про мужчин и ихние привычки; пробовали вместе что-то новое сварить и незнакомое испробовать. Она вернула меня в нормальную действительность, вытащила меня из деприссивного болота и благодаря ей я стала принимать жизнь такой, какая она есть. Я обрела снова позитивный настрой на будущее и перестала себя грузить и изводить за то, что я такая не суразная и у меня ничего не получается. Я думала уже так:”Да, сейчас конечно наша жизнь не очень сладкая, но мы это всё переживём и выстоим. Когда-нибудь будет и на моей улице праздник. Когда-нибудь я буду счастливее всех других. Всё пройдёт и печаль и радость. Всё пройдёт так устроен мир! “. Эту известную песню, в исполнении М. Боярского напевала я моему сыну как колыбельную каждый день и очень сильно верила в каждое слово этой песни. Вообщем моя жизнь вошла в размеренный ритм, я стала намного спокойнее и уровновешеннее. Ничего не предвещало плохого и я думала, что мы сохраним эту дружбу на долгие года.

По прошествии времени и к моему большому удивлению Таня начала отдаляться от меня. Мы встречались всё реже и реже. Она находила какие-то причины и отговорки – неожиданно она стала очень занятой. Это не давало мне покоя и не выходила из головы. Какой-то холодок снова начал подкрадываться к сердцу. Я звонила ей и искала новых встреч с ней, но всё было бесполезно. Я понимала, что что-то изменилось в наших отношениях и в нашей дружбе образовалась небольшая трещина. Только я совершенно не понимала ПОЧЕМУ?! Я задавала себе вопросы по этому поводу и прокручивала и досконально анализировала наши последние встречи и разговоры. Как бы я не старалась, я не могла найти достоверного ответа на эти волнующие меня вопросы.

Один раз Мама спросила у меня: “Что-то Таня долго не заходила. Поссорились вы?”. Это был очень болезненный для меня вопрос – как соль на рану. Я раздражённо пробубнила, что она не может и что у неё появились неотложные дела, но у нас всё хорошо. Мама продолжила свою беседу: “Какая она тебе подруга – она тебе не пара! У тебя нет денег на дорогое шампанское и на красивые шмотки. Она стесняется тебя. Ты одиночка с двумя детьми и это играет большую роль для неё. Ты не можешь с ней на одном уровне держаться!”. Мамины слова очень разозлили меня:” Ты ничего не понимаешь! Причём тут деньги, бухло и одежда?! Мы настоящие подруги! Эти материальные ценности в нашей дружбе не имеют никакого значения !!! “- почти крича и трясясь от ярости выпалила я. Мама помотала головой на это: “Успокойся, я желаю тебе только добра. Я не хотела тебя обидеть. Не доверяй никому, держи глаз, как говорится в остро. Эти подруги-заколуги до тех пор подруги, пока от тебя что-то отваливается. Если ты ничего дать не можешь, то всякий след про про подаёт от таких подруг. Я не хочу тебе ничего рассказывать – узнаешь сама от чужих людей. Мне ты всё – равно не поверишь”. Моя мама очень честный и прямолинейный человек. Я прекрасно знала, что просто так она не будет какие-то гадости говорить. В её словах всегда заключалась горькая правда. Они как ошпарили меня кипятком. С этого момента я чётко осознала то, что дружба с Таней окончательно треснула по швам и развалилась.

Время как известно зализывает все корвоточащие раны. Мысленно я переработала разговор с моей мамой и смирилась с тем, что Таня как неожиданно вошла в мою жизнь, и так беспричинно пропала из неё. Я успокоилась и повседневная рутина взяла верх над моими скорбящими размышлениями. Один раз по дороге в магазин я встретила на улице мою старую знакомую. Я остановилась с ней и мы разговорились. Потом в середине разговора, так между прочим она проговорилась: “Ты слышала, что Танька то про тебя болтает?”. Я насторожилась, улыбка пропала с моего лица и я тихо и боязливо произнесла: “Нет, понятия не имею”. Неприятное и противное предчувствие начало накатываться на меня в этот момент. Моя собеседница ухмыляясь продолжила дальше:” Не надо таких подруг. Всё что делается, всё к лучшему. Хорошо, что ваша дружба разладилась”. И она поведала мне ВСЁ. Таня в искаженной и преувеличенной форме высмеивала меня на каждом углу. Она рассказывала каждому и на все мои самые потаённые и сокровенные секреты. Она смешала меня с грязью, потому что я, по её словам, нищая и ободранная, да ещё с двумя детьми, всеми брошенная и покинутая. Вообщем на всю жизнь рассерженная и обиженная – лучше со мной никаких дел не иметь. Так язвительно, ехидно и злобно сплетала Таня свои сплетни про меня. От услышанного у меня подкосились коленки и потемнело в глазах. Меня как будто обдало тысячами литрами ледяной воды. Я потеряла дар речи. Настолько я была ошарашена. Я стиснула зубы, ещё крепче ухватила ручку моего сына, подняла высоко голову и не помня себя направилась домой.

Дома я плотно зашторила все окна и закрыла двери. Мой сын остался ещё на улице со своими ровесниками. Я обесиленно опустилась на пол, обхватила голову руками и завыла как белуга: “За что Господи??? Почему она так поступила со мной? Почему я была такая наивная? Почему люди такие злые и беспощадные? ЗА ЧТО???”. Горько и отчаянно выплакивала, выкрикивала я эту страшную обиду. Откуда-то из далека донёся до меня стук в дверь – мой сын нагулявшись пришёл домой. Я поднялась, вытрала слёзы, вымыла лицо холодной водой и сказала:” Бог с ней. Дай ей бог здоровья, а мне терпения. Моя жизнь идёт дальше”. Я вычеркнула Таню из моей жизни толстой чёрной линией НАВСЕГДА. Я не допускала до меня ни одной мысли о ей. Эта грязь, которой она меня облепила высохнет и отпадёт. Ни один кусочек этой мерзости не останется висеть на моей коже. Я поднимусь как Феникс из пепла – одна, без какой – либо помощи и без подруг. С той злаполучной минуты я объявила жестокий бой всем моим проблемам и неудачам. Эта горькая обида стимулировала меня оглушающий силой к достижению большего и лучшего. ” С кровью из зубов и со сломанными ногтями я добьюсь всего в этой жизни. МЫ НИКОГДА БОЛЬШЕ НЕ БУДЕМ ГОЛОДАТЬ!!! Я дам моим детям самое лучшее, что только есть!!! Мы будем жить так, что другие нам будут завидовать!!!”. Всё моё существо и всё моё сознание начало экстремально пульсировать к достижению этой цели и этих благ.

Это был сильнейший удар и огромнейшее разочарование в моей жизни. Оно закалило и сделало меня сильной. Я проснулась. Я не была больше растерянная и разочарованная девочка. Оно превратило меня в опытную, зрелую женщину – в хищницу. После этой “дружбы” я потеряла всякое доверие в людей. Мой девиз был и есть – доверяй, но проверяй и никому не открывай своё сердце. Я до сих пор я не допускаю ко мне никаких дружеских отношений. Я держу потенциальных подруг на расстоянии вытянутой руки. Если я замечаю, что знакомство начинает перерастать во что-то большее, то я обрываю все отношения. Моя самая лучшая и преданная подруга была и останется моя МАМА. Только с ней я могу поговорить обо всём. Только ей я бесконечно доверяю.

Всё в жизни происходит не случайно. С одной стороны я блогадарна Тане, что она вытащила меня из моего душевного кризиса, когда наша дружба была ещё в полном разгаре. И открыла мне глаза на реалитет, когда она меня предала. Но с другой стороны я не хочу больше иметь никаких подруг. Таня умертвила во мне доверие к людям и в настоящую дружбу. Я всегда скептически отношусь к тем, которые рассказывают про свою прекрасную, неразлучную и безотдачную дружбу. По этому поводу думаю я, что за этим всем что-то стоит, как говорится рука моет руку .ДРУЖБЫ НЕТ и никто не сможет переубедить меня в обратном!!!

Женская дружба – это только притворство и коварство.